DOI: https://doi.org/10.14739/2310-1210.2018.3.130826

Изменения содержания прогестерона, инсулина и кортизола на фоне лечения у беременных с угрозой преждевременных родов на фоне хронического стресса

A. O. Shevchenko

Аннотация


Несмотря то, что многие отечественные и иностранные научные коллективы работают над решением проблемы преждевременных родов, уровень невынашивания беременности (НБ) составляет от 5,0 % до 10,0% и не имеет тенденции к снижению.

Цель работы – определить эффективность комбинации препаратов прогестерона и тиотриазолина при угрозе преждевременных родов на основании изучения динамики гормонального профиля и перинатальных последствий.

Материалы и методы. Определили уровни прогестерона как основного гормона беременности, инсулина, кортизола в сыворотке крови у беременных с угрозой преждевременных родов (УПР) и в пуповинной крови, рассчитали инсулин-кортизоловый индекс. Беременных поделили на две группы: основная (n = 22), группа сравнения (n = 22). Для коррекции гормональных нарушений и пролонгирования беременности в сроке 22–34 недели при УПР пациентки основной группы получали препараты прогестерона и тиотриазолина: натуральный микронизированный прогестерон в форме вагинальных суппозиториев по 100 мг 2 раза в сутки; тиотриазолин в форме ректальных суппозиториев 0,2 г 1 раз в сутки в течение 10 дней. Пациентки группы сравнения в сроке 22–34 недели беременности получали лечение по стандартной схеме, согласно утвержденных клинических протоколов.

Результаты. Анализ исходных уровней прогестерона, кортизола и инсулина сыворотки крови у беременных двух групп не показал достоверной разницы. В основной группе уровень прогестерона в течение 10 дней лечения снизился с 162,5 нг/мл до 148,8 нг/мл (р > 0,05). Достоверную разницу между показателями содержания прогестерона до и после лечения в обеих группах не наблюдали. У беременных основной группы уровень инсулина повысился с 15,9 мкМЕ/мл до 34,7 мкМЕ/мл (р < 0,05). У беременных группы сравнения уровень инсулина также повысился с 13,9 мкМЕ/мл до 14,4 мкМЕ/мл, однако не достоверно. Уровень кортизола в основной группе недостоверно увеличился с 564,6 нг/мл до 600,5 нг/мл (р > 0,05). У беременных группы сравнения уровень кортизола до и после лечения достоверно не изменился – 536,6 ± 321,6 нг/мл и 546,5 ± 334,2 нг/мл соответственно. Через 10 дней лечения у беременных основной группы наблюдали достоверное повышение инсулин-кортизолового индекса с 0,027 у. е. до 0,066 у. е., (р < 0,05). Начальный уровень инсулин-кортизолового индекса у беременных группы сравнения, как и в основной группе, составил 0,027 у. е. Через неделю стандартной терапии он достоверно (р <0,05) увеличился до 0,033 у. е. Установлено отсутствие достоверной разницы по уровню прогестерона в пуповинной крови обеих групп исследования (1 – 1483 нг/мл, 2 – 1662 нг/мл). В основной группе в пуповинной крови содержание инсулина было низким (3,78 мкМЕ/мл) и достоверно отличалось от аналогичного показателя в группе сравнения (4,29 мкМЕ/мл) (р <0,05). По уровням кортизола пуповинной крови женщины основной группы и группы сравнения не отличались – 264,5 нг/мл против 305,2 нг/мл. Инсулин-кортизоловый индекс во всех группах достоверно не отличался.

Выводы. У женщин с УПР снижение уровня инсулина и кортизола в пуповинной крови свидетельствует о физиологической адаптации на стрессовые факторы во время беременности и эффективность выбранной лечебной стратегии. Применение микронизированного прогестерона в сочетании с антиоксидантами способствует повышению стрессового гормонального индекса в основной группе в 2,5 раза, что является критерием эффективности предложенной схемы лечения, предупреждая преждевременные роды.

 


Ключевые слова


беременности осложнения; угроза невынашивания беременности; стресс

Полный текст:

PDF (Українська)

Литература


Navathe, R., Saccone, G., Villani, M., Knapp, J., Cruz, Y., Boelig, B., et al (2018). Decrease in the incidence of threatened preterm labor after implementation of transvaginal ultrasound cervical length universal screening. Matern Fetal Neonatal Med, 5, 1–6. doi: 10.1080/14767058.2017.1421166.

Benoist, G. (2016). Prediction of preterm delivery in symptomatic women (preterm labor). J Gynecol Obstet Biol Reprod, 45(10), 1346–1363. doi: 10.1016/j.jgyn.2016.09.025.

García-Blanco, A., Diago, V., Serrano-De La Cruz, V., Hervás, D., Cháfer-Pericás, C., & Vento, M. (2017). Can stress biomarkers predict preterm birth in women with threatened preterm labor? Psychoneuroendocrinology, 83, 216–217. doi: 10.1016/j.psyneuen.2017.05.021.

Dabi, Y., Nedellec, S., Bonneau, C., Trouchard, B., Rouzier, R., & Benachi, A. (2017). Clinical validation of a model predicting the risk of preterm delivery. PLoS One, 12(2). doi: 10.1371/journal.pone.0171801.

Perrone, S., Tataranno, M. L., Negro, S., Longini, M., Toti, M. S., Alagna, M. G., et al. (2016). Placental histological examination and the relationship with oxidative stress in preterm infants. Placenta, (46), 72-78. doi: 10.1016/j.placenta.2016.08.084.

Özalkaya, E., Karatekin, G., Topçuoğlu, S., Karatepe, H. O., Hafızoğlu, T., Baran, P., & Ovalı, F. (2017). Neonatology oxidative status in preterm infants with premature preterm rupture of membranes and fetal inflammatuar response syndrome. Pediatr Neonatol, 5, 437-441. doi: 10.1016/j.pedneo.2016.08.008.

Dutta, E. H., Behnia, F., Boldogh, I., Saade, G. R., Taylor, B. D., Kacerovský, M., & Menon, R. (2016). Oxidative stress damage-associated molecular signaling pathways differentiate spontaneous preterm birth and preterm premature rupture of the membranes. Mol Hum Reprod, 2, 143–57. doi: 10.1093/molehr/gav074.

Seth, S., Lewis, A. J., & Galbally, M. (2016). Perinatal maternal depression and cortisol function in pregnancy and the postpartum period: a systematic literature review. BMC Pregnancy Childbirth, 16, 124. doi: 10.1186/s12884-016-0915-y.

Pearson, J., Tarabulsy, G. M., & Bussières, E. L. (2015). Foetal programming and cortisol secretion in early childhood: A meta-analysis of different programming variables. Infant Behav Dev, 40, 204–215. doi: 10.1016/j.infbeh.2015.04.004.

Herman, L. V. (2015). Optymizatsiia diahnostyky ta likuvannia platsentarnoi dysfunktsii u vahitnykh z ne vynoshuvanniam (Dis…kand. med. nauk). [Optimization of diagnosis and treatment of placental dysfunction in pregnant women with misscarige. Dr. med. sci. diss.]. Chernivtsi [in Ukrainian].

Romanenko, K. L. (2016) Nevynoshuvannia vahitnosti u zhinok, yaki narodzhuiut vpershe pislia 40 rokiv: rannia diahnostyka ta profilaktyka (Dis…kand. med. nauk). [Pregnancy in women who give birth for the first time after 40 years: Early diagnosis and prevention. Dr. med. sci. diss.]. Kyiv. [in Ukrainian].




Запорожский медицинский журнал   Лицензия Creative Commons
Запорожский государственный медицинский университет