DOI: https://doi.org/10.14739/2310-1210.2020.2.200583

Маркеры пролиферации и ангиогенеза при гиперпластических процессах эндометрия в сочетании с миомой матки

Yu. Ya. Krut, N. A. Zemliana

Аннотация


 

Цель работы – оценить уровни маркера пролиферации Ki-67 и фактора роста эндотелия VEGF-А в сыворотке крови у женщин с различными формами гиперпластических процессов эндометрия (ГПЭ) в сочетании с миомой матки и их взаимосвязь с клинико-анамнестическими особенностями.

Материалы и методы. Обследовали 107 пациенток с различными формами ГПЭ и аденокарциномой эндометрия, которые находились на лечении в гинекологическом отделении КУ «Городская клиническая больница № 7» г. Запорожья и КП «Запорожский областной клинический онкологический диспансер» ЗОС. В первую группу вошли 34 больных простой гиперплазией эндометрия без атипии (ПГБА) (средний возраст – 41,60 ± 1,31 года); во вторую – 47 пациенток с комплексной гиперплазией эндометрия без атипии (КГБА) (средний возраст – 40,90 ± 1,34 года). Группы разделены на подгруппы в зависимости от наличия миомы матки. В третью группу вошли 26 пациенток с аденокарциномой эндометрия (средний возраст – 43,59 ± 1,43 года). Группу контроля составили 20 практически здоровых женщин. Пациенткам провели ультразвуковое исследование на аппарате «MyLab50» («Esaote», Италия) и видеогистероскопию («Karl Storz», ФРГ). Морфологическое исследование макропрепаратов выполнили в патологоанатомическом отделении Университетской клиники ЗГМУ. Уровень маркера пролиферации Ki-67 и фактора роста эндотелия VEGF-А в сыворотке крови определяли иммуноферментным методом с помощью реактивов Elabscience (США).

Результаты. При анализе уровня Ki-67 установлено повышение этого маркера в группах КГБА и аденокарциномы эндометрия по сравнению с группой контроля (p < 0,05) и ПГБА (p < 0,05). Женщины с аденокарциномой эндометрия имели достоверно более высокий уровень Ki-67 по сравнению с группой контроля (p < 0,05) и ПГБА (p < 0,05). У пациентов с КГБА и аденокарциномой уровень VEGF-А в сыворотке крови выше, чем в группе контроля и ПГБА. Уровень VEGF-А достоверно выше в группах ПГБА и КГБА с миомой по сравнению с пациентами без миомы (p < 0,05). В ходе корреляционного анализа у женщин с ГПЭ и миомой матки установлена достоверная положительная связь уровня Ki-67 с толщиной М-эхо и продолжительностью анамнеза ГПЭ. Уровень VEGF-А у пациенток с ГПЭ и миомой матки достоверно положительно коррелировал с диаметром миоматозного узла, возрастом и продолжительностью анамнеза ГПЭ.

Выводы. При КГБА отмечено повышение уровня маркера пролиферации Ki-67 по сравнению с группой ПГБА и здоровыми женщинами. Уровень VEGF-А достоверно увеличивался в ряду от ПГБА к аденокарциноме и был самым высоким у женщин со злокачественными новообразованиями. У больных ПГБА и КГБА в сочетании с миомой матки уровень VEGF-А был достоверно выше, чем у пациенток с ГЭ без миомы.


Ключевые слова


гиперпластические процессы эндометрия; простая гиперплазия эндометрия; комплексная гиперплазия эндометрия; миома матки; маркеры пролиферации; маркеры ангиогенеза

Полный текст:

PDF (Українська)

Литература


Zaporozhan,V. M., Tatarchuk, T. F., Dubinina, V. G., & Kosei, N. V. (2012). Sovremennaya diagnostika i lechenie giperplasticheskikh protsessov endometriya [Modern diagnosis and treatment of endometrial hyperplastic processes]. Reproduktivnaya endokrinologiya, (1), 5-12. https://doi.org/10.18370/2309-4117.2012.3.5-12 [in Russian].

Vovk, I. B., Gorban, N. E., & Borisuk, O. Ju. (2016). Giperplaziya endometriya (Klinicheskaya lektsiya) [Endometrial hyperplasia (Clinical lecture)]. Zdorov'e zhenshchiny, (5), 10-18. [in Russian].

Slyusareva, O. A. (2016). Molekulyarnye metody diagnostiki giperplazii endometriya [Molecular-based diagnosis methods of the endometrium hyperplasia]. Vestnik RUDN. Seriya: Meditsina, (2), 176-180. [in Russian].

Veropotvelyan, P. N., Guzhevskaya, I. V., & Veropotvelyan, N. P. (2013). Giperplaziya endometriya – sovremennyi vzglyad na problemu [Endometrial hyperplasia – a modern view of the problem]. Meditsinskie aspekty zdorov'ya zhenshchiny, (5), 13-20. [in Russian].

Zakharova, N. B., Durnov, D. A., Mikhailov, V. Y., Ponukalin, A. N., Nikitina, V. V., Zankina, O. V., & Leonova, M. L. (2011). Diagnosticheskoe znachenie issledovaniya faktora rosta endoteliya sosudov v syvorotke krovi [Diagnostic value of study vascular endothelial growth factor in serum]. Fundamental'nye issledovaniya, (11-1), 215-220. http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=28979. [in Russian].

Spirina, L. V., Yunusova, N. V., Kondakova, I. V., Kolomiets, L. A., Koval, V. D., Chernyshova, A. L., & Shpileva, O. V. (2012). Proteoliticheskaya regulyatsiya ekspressii rostovykh faktorov i HIF–1 pri rake endometriya [Protelytic regulation of growth factors and HIF-1 in endometrial cancer]. Sibirskii onkologicheskii zhurnal, (2), 45-51. [in Russian].

Dzasokhov, A. S. (2013). Mikrotsirkulyatorno-tkanevaya teoriya kak novaya paradigma kantserogeneza [Microcirculatory-tissue theory as new paradigm of carcinogenesis]. Fundamental'nye issledovaniya, (9–3), 51-518. http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=32384. [in Russian].

Minchenko, D. O., Hubenia, O. V., Kubaichuk, K. I., Bakalets, T. V., Harmash, Y. А., Kryvdiuk, I. V., Marunych, R. Yu., Terletsky, B. M., Sulik, R. V., Murashko, N. K., & Minchenko, O. H. (2013). Molekuliarni mekhanizmy rehuliatsii ekspresii heniv za hipoksii [Molecular mechanisms of regulation of gene expression at hypoxia]. Studia Biologica, 7(1), 159-176. https://doi.org/10.30970/sbi.0701.267 [in Ukrainian].

Chumak, Z. V., Zelinsky, O. O., Shapoval, M. V., Manasova, G. S., & Kukhar, N. M. (2015). Endometrii ta HIF y VEGF yak molekuliarno-tkanynni faktory rehuliatsii pry hipoksii [The endometrium of HIF and VEGF as the molecular regulation of tissue factor under hypoxic conditions]. Zdorov'e zhenshchiny, (9), 78 80. [in Ukrainian].

Arjunan, A., Nilavu, J., ThiriveniBalajji, G. S., & Praba, V. (2016). Expression of Bcl-2 and Ki-67 in Cyclical Endometrium and in Endometrial Hyperplasia – An Analysis. Journal of Dental and Medical Sciences, 15(4), 43-49. https://doi.org/10.9790/0853-1504084349

Abike, F., Tapisiz, O. L., Zergeroglu, S., Dunder, I., Temizkan, O., & Payasli, A. (2011). PCNA and Ki-67 in endometrial hyperplasias and evaluation of the potential of malignancy. European Journal of Gynaecological Oncology, 32(1), 77-80.

Daud, S., Jalil, S. S. A., Griffin, M., & Ewies, A. A. A. (2011). Endometrial hyperplasia – the dilemma of management remains: a retrospective observational study of 280 women. European Journal of Obstetrics & Gynecology and Reproductive Biology, 159(1), 172-175. https://doi.org/10.1016/j.ejogrb.2011.06.023

Korniyenko, S. M. (2017). Optymizatsiia likuvannia hiperplastychnykh protsesiv endometriia v piznomu reproduktyvnomu periodi za dopomohoiu histeroskopichnoi tekhniky «kholodnoi petli» [Optimization of treatment of endometrial hyperplastic processes in the late reproductive period by hysteroscopic сold loop technique]. Reproduktyvna endokrynolohiia, (3), 44-49. https://doi.org/10.18370/2309-4117.2017.35.44-49 [in Ukrainian].

Dronova, V. L., & Kornienko, S. M. (2017). Kliniko-anamnesticheskie osobennosti i kachestvo zhizni s patologiei endometriya na fone miomy matki [Clinical-anamnestic features and quality of life in women with endometrial pathology on the background of uterine myoma]. Medychni perspektyvy, 22(1), 81-88. [in Russian].

Sparic, R. L., Mirkovic, A., Malvasi, A., & Tinelli, A. (2016). Epidemiology of Uterine Myomas: A Review. International Journal of Fertility & Sterility, 9(4), 424-435. https://doi.org/10.22074/ijfs.2015.4599

Khan, A., Shehmar, M., & Gupta, J. (2014). Uterine fibroids: current perspectives. International Journal of Women’s Health, 2014(6), 95-114. https://doi.org/10.2147/ijwh.s51083


Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


Запорожский медицинский журнал   Лицензия Creative Commons
Запорожский государственный медицинский университет