Структура коморбидных психопатологических нарушений у больных сахарным диабетом 2 типа

V. V. Chugunov, O. V. Tkachenko, N. V. Danilevska

Аннотация


Цель работы – выявить и исследовать структуру коморбидных психопатологических нарушений у больных сахарным диабетом (СД) 2 типа.

Материалы и методы. Обследовано 543 больных СД 2 типа. Средний возраст пациентов – 56,2 ± 0,65 года. Больных разделили на три группы по степени тяжести СД. Первую клиническую группу (КГ-1) составили 57 больных СД 2 типа лёгкой степени тяжести, которые проходили амбулаторное лечение; средний возраст в группе – 51,8 ± 1,28 года. Вторую клиническую группу (КГ-2) составили 312 больных СД 2 типа средней степени тяжести, проходившие стационарное лечение; средний возраст в группе – 55,1 ± 1,12 года. Третью клиническую группу (КГ-3) составили 174 больных СД 2 типа тяжёлой степени тяжести, проходившие стационарное лечение; средний возраст в группе – 61,8 ± 0,85 года. Методы исследования: клинико-анамнестический, клинико-психопатологический, статистический.

Результаты. Установлена частота встречаемости непсихотических психических нарушений различной степени выраженности у больных сахарным диабетом 2 типа на уровне 94,11 %, среди них у 91,16 % – психогенного генеза.

Установлена обратно пропорциональная корреляционная зависимость между степенью тяжести сахарного диабета 2 типа и отсутствием коморбидных психопатологических проявлений (rs = -0.3416, p < 0,01). Выявлено, что доминирующими психопатологическими синдромами среди всех больных сахарным диабетом 2 типа были психоорганический (62,43 %), диссомнический (60,86 %), астенический (55,58 %) тревожный (43,05 %) синдромы. Установлена структура доминирующих психопатологических синдромов в зависимости от степени тяжести сахарного диабета 2 типа: в КГ-1 доминировали диссомнический (36,84 %), тревожный (31,58 %), психоорганический (21,05 %) синдромы; в КГ-2 – психоорганический (65,38 %), астенический (40,38 %), диссомнический (38,46 %), тревожный (37,82 %) синдромы; в КГ-3 – диссомнический (97,70 %), астенический (89,08 %), психоорганический (70,69 %), тревожный (48,28 %) синдромы. Выявлено достоверное превалирование среди всех групп исследования истерического (χ2 = 13,416, p < 0,01) и фобического синдромов (χ2 = 6,161, p < 0,05) в КГ-1 по сравнению с КГ-2 и КГ-3 и астенического (χ2 = 162,663, p < 0,01), тревожного (χ2 = 7,177, p < 0,05), депрессивного (χ2 = 13,298, p < 0,01), диссомнического (χ2 = 171,058, p < 0,01), ипохондрического (χ2 = 19,331, p < 0,01), психоорганического синдромов (χ2 = 47,830, p < 0,01) в КГ-3 по сравнению с КГ-1 и КГ-2. Установлена прямая корреляционная зависимость между степенью тяжести сахарного диабета 2 типа и наличием в клинической картине астенического (rs = 0,4033, p < 0,01) и психоорганического (rs = 0,2344, p < 0,01) синдромов и обратная корреляционная зависимость между степенью тяжести сахарного диабета 2 типа и наличием в клинической картине больных истерического синдрома (rs = -0,1444, p < 0,01).

Выводы. В результате исследования установлена частота встречаемости и генез непсихотических психических нарушений различной степени выраженности у больных СД 2 типа. Установлены корреляционные зависимости между степенью тяжести СД 2 типа и коморбидными психопатологическими проявлениями. Выявлены доминирующие психопатологические синдромы среди больных СД 2 типа, а также структура психопатологических нарушений в зависимости от степени тяжести СД 2 типа.


Ключевые слова


сахарный диабет 2 типа; психопатологические нарушения; диагностика

Полный текст:

PDF (Українська)

Литература


International Expert, Committee (2009). International Expert Committee report on the role of the A1C assay in the diagnosis of diabetes. Diabetes Care, 32(7), 1327–1334. doi: 10.2337/dc09-9033.

Khosravan, S., Alami, A., & Rahni, S. G. (2015). Effects of Continuous Care Model Based Non-Pharmacological Intervention on Sleep Quality in Patients with Type 2 Diabetes Mellitus: A Randomized Controlled Clinical Trial. Int. J. Community Based Nurs. Midwifery, 3(2), 96–104.

Roy, T., & Lloyd, C. E. (2012) Epidemiology of depression and diabetes: a systematic review. Journal of affective disorders, 142, 8–21. doi: 10.1016/S0165-0327(12)70004-6.

Smyth, S., & Heron, A. (2006). Diabetes and obesity: the twin epidemics. Nature Medicine, 12(1), 75–80. doi: 10.1038/nm0106-75.

Wild, S., Roglic, G., Green, A., Sicree, R., & King, H. (2004). Global prevalence of diabetes: estimates for the year 2000 and projections for 2030. Diabetes Care, 27(5), 1047–1053. doi: 10.2337/diacare.27.5.1047.

Knutson, K. L., Ryden, A. M., Mander, B. A., & Van Cauter, E. (2006) Role of Sleep Duration and Quality in the Risk and Severity of Type 2 Diabetes. Mellitus Arch. Inten Med., 166, 1768–1774. doi: 10.1001/archinte.166.16.1768.

Fatati, G. (2014) Diabetes, psychosocial distress and quality of care. Recenti Prog. Med., 105(10), 374–378. doi: 10.1701/1626.17668.




DOI: http://dx.doi.org/10.14739/2310-1210.2017.2.95730

Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.


Запорожский медицинский журнал   Лицензия Creative Commons
Запорожский государственный медицинский университет